Первое слово в заголовке должно символизировать досаду журналиста, услышавшего согласие на интервью от политика ТАКОГО уровня, но при этом - «У нас будет только полчаса на беседу»

Чтобы читатель понял - какого это ТАКОГО уровня, приведём досье Романа Петровича Безсмертного из «Википедии». А отдельно акцентируем внимание на тех строчках из его биографии, к которым автор этих строк решил «привязать» свои вопросы - увы, по пальцам считанные, в расчёте на получасовую лишь встречу. Вот, к примеру, Минск. Он стал «двойной вехой» в жизни Романа Петровича. Более года (2010-2011) службы Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Республике Беларусь, согласитесь, позволяют предположить, что Роман Безсмертный не понаслышке знает о жизни простых людей в этой соседней державе. Ведь не секрет, что зачастую в нашей обывательской среде звучит мнение, что в Беларуси и дороги все - как яичко, и мусора на улицах нет, и на продукты - «старые добрые» советские стандарты качества. А ещё более актуальный (и по важности, и по своевременности) вопрос к Безсмертному - это как к представителю Украины в политической подгруппе Трёхсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на Востоке Украины (Минский процесс). Но далеко не просто представителю и далеко не простому представителю. Начав работу в Минском процессе в 2015 году, он в апреле 2016-го вышел из процесса, в известной мере хлопнув дверью (будем называть вещи своими именами). Что это - вспышка эмоций? Нет - как минимум потому что ровно 2 с половиной года спустя - в октябре 2018 года за Безсмертным «подтянулся» ещё один представитель нашей державы в Минском процессе - экс-президент Кучма. Он тоже заявил о намерении покинуть Трёхстороннюю контактную группу, фактически тем самым подтвердив правоту Романа Петровича.

Итак, Минск. Слово пребывавшему 31 октября в Херсоне будущему кандидату в президенты Роману Безсмертному.

- Давайте я начну с насколько краткого, настолько и показательного примера относительно эффективности Минского процесса. Прилетел я как-то в Минский аэропорт на очередную, «сорок какую-то», встречу нашей Трёхсторонней группы. Едем в город, слушаю новости по радио: «Трёхсторонняя контактная группа обсудит в Минске рост напряженности в Нагорном Карабахе…» Несколько секунд непонимания, и наконец я соображаю, что 27 лет назад произошёл военный конфликт в Нагорном Карабахе, и при посредничестве ОБСЕ с участием Армении и Азербайджана была создана 3-сторонняя контактная группа. Она и до сих пор «благополучно» работает... Думаю, понятно, какую я провожу параллель. Что касается моего выхода из работы контактной группы - думаю, однозначно ясно, что дело не столько в моём решении, а в сути Минского процесса, где «цена вопроса» - выше не бывает: война или мир. Первоочередную задачу я себе поставил такую: сделать достоянием гласности ход процесса. Политика «тайны за 7 печатями» украинской стороне была навязана, и самое худшее, что наши представители «старой системы» считали это «нормой жизни». К неудовольствию многих «партнёров» я довольно быстро открыл «закулисье» этих переговоров. За лето 2015 года в Париже, Берлине, Минске, Киеве удалось отбить хитрые пробы изменить в «нужном» направлении Конституцию Украины (синоним - уничтожить суверенитет). Были подписаны документы о разведении войск, тяжелого вооружения. Оставшиеся вопросы - обмен пленными и прекращение боевых действий - были вне компетенции политической подгруппы. «Свадебным» генералом я быть не умею, видел, что доверие к этим переговорам падает. Да и отношение Президента к ним, мягко говоря, странное. Я к нему с докладом, а он: я это читать не буду. После моего ухода из делегации он вообще перестал встречаться с делегатами. Ни директив, ни указаний: сам обеспечь аналитику, сам выдвигай предложения. Фактически работа нами велась на волонтёрских началах. Летом 2015-го я на трёхсторонней встрече докладывал концепцию реинтеграции Донбасса как физическое лицо! Меня в столь жизненно важном для Украины вопросе не устраивали непрофессионализм и бессистемность, и я сказал: моя миссия завершена, ухожу. Добавлю, что на грустную параллель с «карабахской» продолжительностью решения украинского вопроса наталкивает не только вышеизложенное. Я имею в виду суть работы ОБСЕ. Жизнь показала, что во главе угла там - прагматизм. Есть деньги, есть ценности. Но вот Россия изгнана, перестала делать взносы, стало меньше денег - и зазвучало: давайте менять взгляд на ценности. Пусть, мол, Россия вернётся. При всём уважении скажу, что там есть деликатные моменты. У многих знаковых персон ОБСЕ есть серьёзные доходы от российского бизнеса. Как говорится, скелет в шкафу. А ещё эти моменты можно назвать секретом Полишинеля, потому что чуть раньше или чуть позже об этом узнают все стороны переговоров, а это никак не способствует росту доверия…

- Что ж, спасибо… Честно говоря, как гражданин страны, один из регионов которой охвачен пламенем войны, я с грустью воспринял те реалии, которые сейчас узнал от вас по теме переговоров. Очень уж не хочется карабахской продолжительности. Так что спасибо именно за реалии, услышанные от инсайдера, то есть от человека, бывшего «внутри» переговорного процесса. А теперь попрошу о другом ракурсе «минской темы».

- Год и три месяца я был Послом Украины в Республике Беларусь. Ответственно и мотивированно могу утверждать: президент Лукашенко - диктатор. Отсюда и вытекает очень много тех моментов, о которых вы спросили. Гостящие в Беларуси наши сограждане видят, понятно, красивый «фасад» многих проблем, не зная «изнанки». Ведь и чистота, и порядок в большинстве вопросов достигаются или законопослушанием, или страхом. В стране Лукашенко это страх. Там сложно найти руководителя среднего и тем более крупного предприятия, который бы не знал, что такое тюремная баланда. Это для профилактики, дела зачастую фабрикуются. Бывал я и в глубинке, там сельчане отвечают «Всё хорошо, у нас всё есть», но эти ответы - заученные. Звучит одно, а даже невооруженным взглядом видно другое - диаметрально противоположное. Кстати, не раз в поездках и по Минску, и по стране в целом я наблюдал слежку за собой - «хвост». Тоталитарный режим! Чистота? Да, по утрам там безработных сгоняют на обязательные общественные работы, выдают им по 9 пакетов, которые они обязаны набить мусором с улиц. Говорят, коррупции там нет? Она есть, просто не такая, как у нас. Там она не на уровне милиции или ГАИ. Там есть так называемая разрешенная коррупция, когда дань собирают в исполкомах. И она широко распространена и не наказуема. Поверьте мне: «фасад» в лукашенковской Беларуси и то, что скрыто за ним, - это принципиально разные вещи.

- Роман Петрович, по диплому вы - учитель истории, окончили Киевский пединститут имени Горького, учительствовали в Бородянской средней школе. В общем, вы - профессиональный историк. Да ещё и серьёзный политик. Так, может быть, вы в этих двух ипостасях поясните нашим читателям, почему у нас в стране так часто меняется история? Ведь давно уже у нас бытует шутка, в которой есть всего лишь доля шутки. Она основана на парадоксе: «Самое непредсказуемое в нашей стране - это история». Оценки людей и ситуаций на глазах меняются с точностью «до наоборот»!

- А давайте я, отвечая на этот вопрос, продолжу белорусскую тему. Мало кто не слышал о лесном урочище Куропаты, невдалеке от Минска - в том печальном контексте, что оно стало местом расстрела в конце 1930-х - начале 1940-х годов по разным оценкам от 30 тысяч до 250 тысяч людей. Та, «прошлая» история утверждала безапелляционно, что это дело рук гитлеровских оккупантов. Но многолетние серьёзные исследования незаангажированных ученых, историков и криминалистов из разных стран предметно доказали: Куропаты - это место массовых расстрелов и захоронений наших сограждан, репрессированных органами НКВД. Разве не имеет мир право знать историю-правду, а не историю-ложь из отредактированных компартией учебников? А всем известная из учебников истории защита Брестской крепости? Она ведь по фактам совсем не такая, как нам излагали в школе. Я уже как и историк профессионально изучал эту тему. Да, совсем небольшим составом красноармейцы обороняли крепость от гитлеровцев. Но в Брестской крепости числился 10-тысячный (!) гарнизон. И большинство было призвано из западно-украинских областей. С началом немецкого наступления они перешли на сторону гитлеровцев. Это документированный факт из правдивой истории. Не обязательно их оценивать, но нужно знать, что было так, как было, а не так, как нужно было писать в учебниках.

Что такое правдивая история, я, уж простите, «одним местом» запомнил ещё с 4-го класса. Деду Демьяну рассказал после школы о «великом реформаторе Петре Первом», а дед взялся за пояс. После этого я учил 2 истории: из учебника и от деда Демьяна. На 3-м курсе института мне уже нужно было содержать семью, я перешёл на индивидуальный график - чтобы можно было работать (я тогда начал учительствовать). Общение с преподавателями было личное, вне аудиторий, и в этих беседах я узнавал от них совсем не ту историю, которую они излагали с трибун.

Как я преподавал историю? Это было начало 1990-х, прорыв гласности, осмелевшие «Комсомолка», «Огонёк», другие периодические и художественные издания, «Українська старовина». Учеников, их родителей, директора школы я предупредил: об учебниках истории - забыть! Возражений не было. На уроках я объявлял: такая-то тема - в такой-то газете такая-то статья, или такая-то повесть такого-то автора. Хочу вас уверить в том, что и в педагогике, и в политике я делал, делаю и буду делать всё для того, что наша история перестала быть флюгером, а стала наконец-то Историей. Предсказуемой и правдивой.

- Роман Петрович, 21 год назад вы защитили кандидатскую диссертацию по теме, касающейся социально-политического устройства украинского общества. Сегодня, в 2018-м, эта диссертация выглядела бы иначе?

- Да, за эти годы наше общество сильно изменилось. Диссертация моя, помимо прочего, посвящена роли элиты в развитии державы. Возьмем, к примеру, Махатму Ганди, которого по праву считают в Индии отцом нации. Он был идеологом движения за независимость Индии, в 1948 году его убили заговорщики, но его имя, его идеи и по сей день для Индии - это стяг, это квинтэссенция идеалов и целей. Почему? Потому что элита не меняла ориентиры. И у нас во главе достижения независимости в своё время тоже стояли знаковые люди, патриоты с большой буквы. Это Любомир Гузар, Левко Лукьяненко, Танюк, Драч. Но с их уходом пришедшая на смену «элита» разрушила заложенные этими людьми краеугольные камни. За методичным, в течение четверти века, разрушением основ вполне логично пришли хаос и охлократия. Своих ориентиров у них нет, есть чужие. Вы же помните ситуацию, когда Президент Порошенко сказал: «Давайте позвоним канцлеру»? Место ушедшей элиты в Украине заняли люди с двумя ориентирами - доллар и евро. Где мораль, где семейные ценности? Их отсутствие - это не диссертация, это - реалии жизни. Эти реалии таковы, потому что нам подменили жизненные ценности. И потому, когда я отвечаю на вопросы по поводу выбора на выборах - каких бы то ни было, я советую людям: выбирайте не шоу, не гречку, не фото на билбордах. Докапывайтесь до сути слов и обещаний, ищите ЦЕННОСТИ. А иначе…

- Не секрет, что вы, Роман Петрович, - автор нескольких разделов Конституции Украины. Уж простите, что процитирую непопулярного нынче политика: «Марксизм не догма, а руководство к действию». А можно точно так же сказать о нашей Конституции? Можно ли её менять - ведь последнее время об этом говорят всё чаще?

- Не только можно, но и должно! Она доказала свою жизнеспособность, но при этом показала своё несовершенство. Это живой организм, он должен быть адекватен происходящим процессам, он должен сопровождать их. Более того, Конституция, должна быть, образно говоря, отдалённым источником Света, целеуказателем. Конституция 1996 года решала один вопрос - быть или не быть независимой Украине. Но она не решала важнейшего вопроса - КАКОЙ быть? Сейчас менее трети её текста посвящено правам человека и более 2/3 - правам, власти, её системе. Нас европейцы ещё тогда предупреждали: Конституция - это права человека, такая, как у вас, конституция заблокирует развитие. Я уверен, что 2005-й год был крайним, когда следовало сменить концептуальный подход к конституционным определениям: какой должна быть Украина. Этого сделано не было: в том числе и поэтому случилось то, что случилось в 2014-м.

- В январе этого года в интервью на одном из телеканалов вы заявили: «Утомился подносить патроны тем, кто не умеет стрелять». А 29 мая в этом же контексте вы озвучили своё намерение баллотироваться в президенты. Да и время нынешней нашей с вами беседы лимитировано тем, что вам предстоит встреча с херсонской общественностью...

- Знаете, я никогда не претендовал на политическое лидерство. Но сейчас, видя «дряхлость» системы, зная ответы на многие вопросы, я просто не могу быть пассивным. Не могу оставаться в стороне. В то же время понимаю: даже когда у тебя есть самые гениальные предложения по решению проблем, они ничего не будут стоить, если ты не будешь советоваться с людьми. Поэтому для меня сейчас очень важны встречи с украинцами по всей стране, в том числе и Херсоне. Я презентую людям идею Великой Украины. Великая Украина - это страна с сильной экономикой, боеспособной армией, где главной ценностью является Человек. Украинцам пора избавиться от комплекса второсортности, расправить плечи, поднять голову и гордо смотреть в будущее. Мы способны в противовес «Русскому миру» построить Великую Украину.

- Что ж, успехов. И спасибо за беседу.

Общался Валерий БОЯНЖУ