14 декабря – День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, памятная дата Украины. Второе название этого праздника — День ликвидатора, и его дата – это день окончания строительства саркофага над разрушенным четвертым энергоблоком атомной станции.

В этот день по всей стране, как правило, проходят различные мероприятия, посвящённые памяти ликвидаторов аварии, – митинги, возложение цветов к памятникам, молебны и другие акции памяти.

Памятник жертвам Чернобыльской катастрофы в Херсоне, в парке «Херсонская крепость». Фото из архива «Гривны»

Но помнить – и заботиться – в первую очередь нужно о живых. Ведь, как в разговоре с «Гривной» сказал руководитель Херсонской областной организации Всеукраинской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль Украины» Игорь Попов, этот праздник утвержден для того, чтобы герои Чернобыля всегда чувствовали заботу о себе. А это в частности и медицинское лечение, и достойный размер пенсий. И с этим, увы, проблемы.

По данным Игоря Григорьевича, на 1 января 2006 года в Херсонской области проживали 2910 ликвидаторов аварии на ЧАЭС, на 10 декабря 2018-го – 1984. Основная тяжесть ликвидации, самые опасные участки работы, говорит Игорь Попов, легли на плечи людей в погонах – в операции участвовали 337 воинских частей из регионов Украины. В том числе и представители Одесского военного округа, из них 125 херсонцев. Нашим землякам довелось работать в самых опасных точках: дезактивировали крышу реактора и снимали с нее покрытие, чтобы можно было установить защитный саркофаг, рубили и хоронили «рыжий» радиационный лес.

Работа ликвидаторов в самом опасном месте после аварии - на крыше разрушенного реактора. Фото из Интернета

Благодарности, почетные грамоты, денежные премии – всё было в своё время. То, что совершили эти люди, мы помним и сейчас. Но время идёт, и сегодня многие из них сталкиваются с тем, что обещанная забота от государства – меньше не то что ожидаемого, но порой и необходимого.

«Рост социальных выплат ликвидаторам заморозили, тем самым практически уничтожив льготы. Так, на оздоровление инвалидам І группы положено 120 гривен в год! Ведь в этих расчётах идёт привязка к размеру минимальной зарплаты 1997 года – 15 гривен! А те законопроекты, которыми любят похвастать некоторые политсилы, рассчитаны скорее на привлечение электората: там речь идёт не именно о ликвидаторах, а обо всех пострадавших вследствие аварии. А между тем, по статистике, среди умерших “чернобыльцев” 80% составляют именно ликвидаторы – это ведь о многом говорит!» – говорит Игорь Попов.

«Рост социальных выплат ликвидаторам заморозили, тем самым практически уничтожив льготы»… На фото - митинг чернобыльцев Херсонщины на площади Свободы в Херсоне, фото из архива «Гривны»

Кстати, как сообщает пресс-служба Минсоцполики, статус чернобыльца отныне будет утверждаться региональными комиссиями – согласно новому порядку выдачи удостоверений лицам, пострадавшим от катастрофы на ЧАЭС и другим категориям граждан, принятому в июле. Теперь сформированные региональные комиссии будут на основании документов определять и подтверждать статусы: «участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС» и «потерпевший от Чернобыльской катастрофы».

Кроме того, с октября минимальная пенсия ликвидаторам последствий аварии на ЧАЭС выросла на 11%, сообщается на официальной странице Кабмина в Facebook. В частности минимальный размер выплат чернобыльцам I группы увеличился до 4138 гривен, II группы – до 3702 гривен, III группы – 3267 гривен.

Когда произошёл взрыв на Чернобыльской АЭС, никто из добровольцев, вызвавшихся ехать на ликвидацию последствий, не предполагал, чем это грозит.

Теперь мы – знаем. И с двояким чувством читается статья почти 30-летней давности о подвиге нашего земляка Владимира Мезенцева и его побратимов-ликвидаторов. Владимир Яковлевич сейчас проживает в Верхних Серогозах, руководит Нижнесерогозской районной организацией «Союз Чернобыль Украины». О подвиге нашего земляка и его боевых побратимов в ноябре 1986 года была напечатана статья в газете Краснознамённого Одесского военного округа «Защитник Родины». Мы предлагаем эту статью вниманию читателей «Гривны».

Статья «На крыше реактора» была опубликована 11 ноября 1986 года в газете «Защитник Родины». На фото - Владимир Мезенцев

НА КРЫШЕ РЕАКТОРА

Брали добровольцев. Перед строем вышел политработник и кратко ввёл в обстановку, а затем с присущим ему юморком заключил:

- Так что, мужики, есть шанс убить медведя.

По шеренгам прокатился легкий смех, хотя в общем-то было не до смеха.

Задача действительно была чрезвычайно сложная: в срочном порядке очистить крышу третьего реактора от реактивных обломков. Крыша представляла собой ни много ни мало площадь в 1500 квадратных метров, сплошь заваленную раскиданными по ней кусками бе­тона, конструкций, расплавленным во время пожара битумом.

Командир подразделения полковник Н. Масюк не скрывал: уровень радиации на крыше высок, с приме­нением всех мер предосторожности придётся работать от 45 секунд до 1 минуты. Вот как всё это серьёзно.

- Кто желает идти на задание, три шага вперёд! – скомандовал полковник.

Всё подразделение сделало три шага вперёд.

26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС был разрушен 4-й реактор. Фото из Интернета

На АЭС подъехали в крытых машинах. Первое впечатление было не из лучших, даже несколько удручающим. На территории станции стояло много техники: миксеры, КамАЗы, краны. Их кабины были плотно обиты свинцовыми пластинами. Даже по скопищу этой громоздкой техники можно было сделать вывод, что идёт тяжёлая борьба с невидимым и коварным врагом – радиацией.

Инструктирование на месте. Теперь ясно всё до мелочей. Реактор имеет высоту этажей девятнадцать. Вот туда и надо взобраться. Однако никакой самодеятельности. Поведёт специально подготовленный провожатый. Он предварительно тщательно изучил маршрут, сам прошёл по нему.

Провожатым был назначен старший лейтенант В. Мезенцев, командир роты специальной обработки войсковой части 44316 Одесского военного округа.

В базовой комнате начали переодеваться. Скажу со всей категоричностью: больше в жизни им не придется надевать такую странную и тяжёлую броню. Всего – 32 килограмма на человека, вот с таким весом и беги, солдат, на тот 19-й этаж, и беги ещё на крыше, ибо там каждая секунда угрожает тебе радиацией. С Мезенцевым побежали восемь человек.

- Я бегу впереди, – рассказывает Владимир Яковлевич, – а за мной цепочкой солдаты. Ступили на крышу. Надо буквально хватать обломки и бросать их в проём. Это и делаем. Но в черных очках плохо видно. Напряга­ем зрение до предела. Видим, что здесь даже шланги пожарные лежат. В спешке их тут забыли. Всё выбра­сываем, всё здесь радиоактивное.

А вот и сирена завыла. Всё. Наши сорок пять секунд истекли. Бежим обратно. Пересчитал солдат – их семь. Меня аж в жар бросило. Где же восьмой? Я за ним снова – на крышу. А он взвалил на себя здоровенный обломок бетона и, не обращая внимания на сирену, тащит его к проему. Помогаю ему, бросаем эту тяжёлую ношу, а затем уже вдвоём буквально слетаем по ступенькам вниз…

Крыша 4-го ректора Чернобыльской АЭС после взрыва. Фото из Интернета

Проем на всю крышу один. В этот проём и бросали сейчас солдаты всё, что было на крыше. За их действиями наблюдал по телевизионной системе генерал. Телевизор находился всего несколькими этажами ниже. На экране, как на ладони, всё было отчётливо видно. Вот бегут солдаты, вот нагибаются и подбирают обломки, вот несут...

А вот... да, четыре человека пытаются сбросить вниз трубу ускорителя. Не поддаётся. Тяжёлая. Ещё попытка. Никакого эффекта. Попробовали оттащить её багром. Налегли. А из неё от прикосновения железа искры посыпались – такой высокий уровень радиации. Ещё попытка – и... завыла сирена. Этой команде надо строго подчиняться. Все бросились вниз...

Через несколько минут уже вновь переодетая четверка стояла перед генералом. Он по-отечески участливо расспрашивал их: «Ну что, ребятки, не поддалась вам труба? Тяжеловата?»

- Четырёх человек мало, товарищ генерал, – ответил младший сержант В. Скороход, – надо хотя бы восемь. Разрешите, мы ещё раз пойдём. Только дайте подмогу.

- Туда ходить вам больше нельзя. Вы своё взяли... Пойдёт другая группа. А вас сердечно благодарю.

И он крепко пожал руки младшим сержантам Виктору Скороходу, Анатолию Шакулину, рядовым Зиферу Исмагилову и Анатолию Мякоте.

На крышу пошла другая группа. Прямо к трубе. Лейтенант А. Ермак включил секундомер. В порядке исклю­чения этой группе дали надбавку времени до одной минуты. Взяли трубу двумя баграми, руками – сдвинулась с места и... полетела в кратер реактора.

Приборы показали, что с ликвидацией трубы уровень радиации на крыше уменьшился почти вдвое.

С крыши люди возвращались героями. Нет, они о себе так не думали. Но они, безусловно, совершили подвиг. Идти под реактивные лучи не легче, чем под пули, если не тяжелее. Там хоть видно врага и знаешь, чем он по тебе бьет, а здесь всё скрытно, незримо, коварно. Кто знает, может, пройдут годы, и этих людей будут разыскивать и слушать с таким же интересом, как сейчас героев Сталинграда, Брестской крепости, Керченских каменоломен.

14 декабря 1986 года - день окончания строительства саркофага над разрушенным четвертым энергоблоком Чернобыльской АЭС. На снимке - так сейчас выглядит новый саркофаг в виде арки. Фото из Интернета

Мало сказать, что этим людям были присущи энтузиазм, смелость, решительность. Они были готовы к большему, даже к самопожертвованию. И это не просто высокие слова, это правда. Многие просились ещё раз на крышу реактора. Их не пускали. Старший лейтенант Владимир Мезенцев четырнадцать раз доводил группы до крыши. Земляки-херсонцы из колхоза имени Ленина могут гордиться своим посланцем – мужественный он человек. И младшим лейтенантом Сергеем Морозовым. На чернобыльскую АЭС прибыл он с Херсонского завода карданных валов и тоже показал образец самоотверженного выполнения долга перед Родиной. Отличились также при выполнении этого задания сержант Валерий Махров, младший сержант Сергей Мамилов, рядовые Пётр Стрижков, Николай Яроховин и многие другие – всех просто невозможно перечесть.

Всем им отправлены благодарственные письма на родину, вручены Почетные грамоты и денежные пре­мии. Впрочем, дело здесь не в наградах, а в том, что были, есть и будут на нашей земле люди, которые в годину испытаний прикроют Родину собой, сделают всё, что в человеческих силах, чтобы отвернуть от нее беду.

А. МИХЛЕВСКИЙ, специальный корреспондент газеты «Защитник Родины»

Тэги:

Херсонщина: большие проблемы малых рек

Голова Херсонської облради скликає позачергове засідання сесії

Херсонська міськрада заплющує очі на проблеми мешканців аварійного будинку?

А скормить бы их ракам за десять тысяч раков!